Мир вам и дому вашему
Поиск по сайту:
Зміцнюй віру 393 16.02.2011
зміцнюй віру

“Бо річ добра зміцняти серця благодаттю” (Євр. 13:9)

Миф о десятине

В современных протестантских церквах уже давно укоренился термин «десятина» для обозначения «добровольных материальных пожертвований». Что интересно, эти термины друг другу противоречат, ибо жесткая привязка к размеру денежного взноса (десятина — это 10%) явно противоречит понятию «добровольность».

Множество проповедников так называемого «евангелия процветания» сделали учение о «десятине» краеугольным. В харизматических церквах даже существует специальный гомилетический жанр: «проповедь о десятине», произносимая в начале каждого богослужения. Это неудивительно, ведь от регулярности пожертвований зависит благосостояние церкви и пастора. Только вот имеем ли мы право использовать термин «десятина» во времена Нового Завета? Вправе ли мы требовать, чтобы христиане отдавали Богу именно 10% от своего дохода?

Давайте разберемся…

В древнем мире, еще до Закона Моисеева было известно пожертвование в виде десятой части от дохода. Десятину Мелхиседеку отдал Аврам (Быт 14:20), Иаков пообещал Богу десятую часть своих доходов (Быт 28:22) — правда непонятно, куда девал Иаков свою десятину… Не исключено, что или приносил в жертву, или раздавал бедным…

С пришествием Закона Моисеева порядок взимания десятин значительно ужесточился. Десятин было несколько. И не всегда они равнялись 10%. В денежном эквиваленте десятина равнялась 12% (Лев. 27:31), кроме того десятиной называлось пожертвование для левитов, и приношение, совершаемое раз в три года, отдаваемое сиротам, вдовам и беднякам (что составляло 4% от ежегодного дохода; см. Лев. 27:30-33; Чис. 18:20,21; Втор. 12:17-18; 14:22).

Итак, 12% — десятина + 12% — пожертвования левитам + 4% — вдовам, сиротам и бедным. Всего 28% (!)

А если «платить» не деньгами, а животными и плодами, то 24%, но не 10!

Кроме десятин еще существовали и добровольные приношения, размер которых закон не регламентировал.

Таким образом, любителям бездумно перенести ветхозаветное учение о десятине в Новый Завет нужно быть последовательными и жертвовать Богу не 10%, а 28% своих доходов. Причем всех доходов! Вам подарили компьютер? Отдайте 28% его стоимости в церковь! Получили в наследство квартиру? Четверть ее рыночной стоимости внесите в приходскую кассу! И т.д.

Но, на самом деле мы должны с вами честно признаться, что в Новом Завете нет требования о «десятине». В Новом Завете всего четыре раза используется существительное δεκάτη (десятина) — все четыре раза это слово использовано в 7 главе послания к евреям и не в форме заповеди для христиан, а в форме рассказа о том, что произошло между Авраамом и Мелхиседеком. Причем явно доказывается преимущество Нового Завета перед Ветхим и их нетождественность.

Кроме этого в Новом Завете еще 4 раза встречается глагол ἀποδεκατόω (давать десятину), который буквально можно перевести, как «отдесятить».

Причем один раз этот глагол встречается в той же седьмой главе послания к евреям. Один раз в притче о фарисее и мытаре, где гордый фарисей хвалится перед Богом тем, что отдает десятину (Лук.18:12). И два раза этот глагол встречается в Господнем проклятии фарисеям и книжникам:

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять» (Матф. 23:23).

«Но горе вам, фарисеям, что даете десятину с мяты, руты и всяких овощей, и нерадите о суде и любви Божией: сие надлежало делать, и того не оставлять» (Лук. 11:42).

Сторонники перенесения ветхозаветной заповеди о десятине в церковь часто говорят, что Господь якобы тут не отменяет десятину, а говорит, что надо было и десятину платить и не оставлять суд, милость, веру и любовь Божью.

Но в том-то и дело, что Господь употребляет прошедшее время: «сие надлежало делать». Не «надлежит»! Это осталось в прошлом.

Всякий трезвомыслящий христианин понимает одно железное герменевтическое правило, касающееся ветхозаветных постановлений: Ветхий Завет — это Слово Божье для нас, но более не заповедь для нас!

Некоторые заповеди Ветхого Завета обновлены в Новом, но среди них нет заповеди о десятине.

Новый Завет нигде не требует, чтобы христиане приносили Богу десять процентов своих доходов! Более того, такое законническое требование совершенно противоречит духу Нового Завета.

В Новом Завете существует учение о пожертвованиях, из которых складывается церковный бюджет, необходимый для оплаты труда служителей и осуществления благотворительной деятельности. Но нигде не регламентируется размер пожертвований.

Разумеется, такое учение не означает, что пожертвования должны ограничится «червонцем» в воскресенье. Учение Нового Завета о финансовом служении христианина складывается из нескольких принципов:

1. Жертвенность.

Христос хвалит бедную вдову за то, что она пожертвовала Богу 100% своего ежедневного дохода. Я слышал об одном американском бизнесмене, который всю свою жизнь жертвовал Богу 90% своего дохода, а жил на 10% (правда, надобно признаться, что его ежемесячные 10% были существенно больше годового дохода среднего россиянина).

Писание говорит нам, что каждый из нас богат: «Имея пропитание и одежду, будем довольны тем» (1 Тим. 6:8). В сравнении с Втор. 24:10-13 мы имеем понятное библейское определение того, кто является «богатым» и кто «бедным». Здесь мы видим, что если у человека есть две смены одежды и дневное пропитание на начало дня, тогда он считается нормальным человеком и не нуждается ни в чем из руки Божьей. Все, что сверх этого, считается «богатством», а все, что меньше — «бедностью».

Большинство российских христиан соответствуют определению «богатый», поэтому учение о жертвенности применимо и к нам: «Богатых в настоящем веке увещевай, чтобы они не высоко думали [о] [себе] и уповали не на богатство неверное, но на Бога живаго, дающего нам все обильно для наслаждения; чтобы они благодетельствовали, богатели добрыми делами, были щедры и общительны» (1 Тим. 6:17,18).

Кроме того, процесс сбора пожертвований описан Павлом в тексте: «В первый день недели каждый из вас пусть отлагает у себя и сберегает, сколько позволит ему состояние, чтобы не делать сборов, когда я приду» (1 Кор. 16:2). А это еще несколько принципов:

2. Оно должно быть регулярным и последовательным: «В первый день недели».

3. Оно должно быть личным и индивидуальным: «пусть каждый».

4. Оно должно быть систематическим и спланированным: «отлагает и сберегает».

5. Оно должно быть пропорционально вашему благополучию: «сколько позволит ему состояние». Ветхий Завет — это источник образов для нас (1 Кор. 10:11). Десятина — это приблизительный ориентир нашего размера пожертвований, но ни в коем случае не закон. Ну и еще несколько принципов:

6. Добровольность и душевный комфорт жертвующего: «Каждый [уделяй] по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог» (2 Кор. 9:7).

7. Использование на доброе дело (2 Кор. 9:6-11).

На что Новый Завет учит нас тратить свои пожертвования? Вот несколько ответов: финансовое попечение о родителях (1 Тим. 5:3,4). Поддержка тех служителей, которые непосредственно служат нам (Гал. 6:6, 1 Кор. 9:9-14). Поддержка нуждающихся братьев и сестер (Гал. 6:10, Иак. 2:15,16). Любое служение, выполняющее хорошее библейское дело для Бога (2 Кор. 8:1-6, 1 Тим. 6:18,19).

Ясно, что десяти процентов тут не хватит. Поэтому Новый Завет говорит нам о том, чтобы мы рассматривали свои деньги, как принадлежащие Господу на 100% — все Господне. Но Он же дает нам мудрости как правильно пользоваться этим богатством, чтобы «в Бога богатеть».

Так что «десятина» — это понятие устаревшее и из церковного лексикона должно быть изъято. Учение о жертвенности — вот настоящее библейское учение. И не всегда наградой за эту жертвенность будет земное благосостояние, но всегда — Божье благословение на небесах, где моль и ржа вынуждены поститься и у воров срываются планы о подкопах!

Павел Бегичев

- - - - -

Чума в Бергамо

У датского писателя Якобсена есть очень интересная новелла: «Чума в Бергамо». Бергамо — маленький итальянский город, расположенный вблизи Равенны, на склоне горы. К нему ведет узкая горная тропа. Якобсен пишет, что в этом городке в середине века разразилась чума. Жутко! День и ночь звенели похоронные колокола. Люди взывали к Богу. Они взывают о помощи, но все бесполезно, чума лишь сильнее свирепствует. И тогда им становится все безразличным. Они говорят: «Бога нет!» Они выкатывают бочки из трактиров, и начинается великое пьянство. Пьяные до безумия, они впадают в развратный разгул. Начинается вакханалия, оргия отчаяния. И так изо дня в день. Полное безразличие. Разгул всех страстей. Иногда, посреди танца, кто-нибудь падал с почерневшим лицом. Его так и оставляли лежать. Оргии продолжались: «Будем есть и пить, ибо завтра умрем». Однажды они насторожились. Они услышали пение хорала. Подойдя к городским воротам, они увидели вереницу кающихся, поднимающихся по горной тропе людей и поющих : «Господи, помилуй! Господи, помилуй!» Впереди шел молодой монах, который нес черный деревянный крест.

Процессия прошла через городские ворота. Жители Бергамо стояли и смеялись: «Вы, идиоты! Здесь Бога нет! Прекратите свою глупую литанию! Пойдемте, будем есть и пить, ибо завтра умрем». Но монах впереди шествия продолжал путь со своим большим деревянным крестом. Двери церкви были открыты. Все равно в нее больше никто не заходил. Процессия беспрепятственно входит в нее. Монах прислонил крест к колонне. А затем врывается свора необузданных, смеющихся и ревущих смертников. Один буйный мясник в кровавом фартуке становится на алтарь, поднимает золотую чашу вечери и ревет: «Пьянствуйте! У нас Бога нет!» Но вот на кафедру становится бледный монах и призывает к молчанию. Стало тихо, и в этой тишине он сказал: «Я хочу вам кое-что рассказать. Когда Сын Божий умирал на кресте, к которому Его гвоздями прибили за руки, то толпа тоже издевалась, глумилась, надсмехалась. И даже оба разбойника, висевшие справа и слева, тоже смеялись. Тогда Сын Божий подумал: „Я должен умереть ради этих людей, которых моя смерть вовсе не трогает?! Я должен положить свою жизнь за этих дрянных людей, расположение которых ничем невозможно привлечь?!" И Сын Божий решил: „Чур, не я! Чур, не я!" Он Божественной силой вырвал гвозди из дерева, спрыгнул со креста, вырвал у воинов свою одежду так, что игральные кости, которыми они бросали жребий, покатились с горы Голгофы, одел свои одежды и вознесся на небо, сказав: „Чур, не я!" И крест остался пустым! Поэтому теперь нет никакого освобождения, милости к людям и спасения. Теперь остаются лишь смерть и ад!» Так проповедовал монах. Наступила мертвая тишина. Мясник давно спрыгнул с алтаря, он встал внизу, под кафедрой. Чаша выпала из его рук. «Нет больше спасения, нет милости!» — как эхо пронеслось в его мыслях. Вдруг одичавший мясник делает три шага вперед, протягивает руку к монаху и кричит срывающимся голосом: «Эй, ты! Повесь Спасителя снова на крест! Повесь Спасителя снова на крест!»

Друзья мои, монах рассказал историю о Спасителе неверно. Но самое трогательное то, что Сын Божий не сказал: «Чур, не я!» Он страдает на кресте до сих пор, несмотря на то, что люди говорят: «Работа, развлечения и все прелести этого мира нам намного важнее спасения нашей души».

Буш В.

- - - - -

Так говорили две свечи

"Жаль мне тебя", - сказала незажжённая свеча своей зажжённой подруге. - "Короток твой век. Ты всё время горишь, и скоро тебя не станет. Я много счастливее тебя. Я не горю, и, следовательно, не таю; лежу спокойно на боку и проживу очень долго. Твои же дни сочтены".

Отвечала горящая свеча: "Я нисколько не жалею об этом. Моя жизнь прекрасна и полна значения. Я горю и воск мой тает, но от моего огня зажигается множество других свечей, и мой огонь от этого не убывает. И когда воск и фитиль сгорят, то огонь мой - душа свечи - соединится с огнём пространства, частицей которого он являлся, и я снова вольюсь в свой великолепный и сияющий огненный дом. А здесь я светом своим разгоняю мрак ночи; радую глаз ребёнка на праздничной елке; оздоровляю воздух у постели больного, ибо возбудители болезней не выносят живого огня; возношусь символом молитвенного устремления перед священными изображениями. Разве короткая жизнь моя не прекрасна?! И мне жаль тебя, незажжённая моя сестра. Жалка твоя участь. Ты не выполнила своего назначения; и где душа твоя - огонь? Да, ты пролежишь в сохранности долгие годы, но кому ты нужна такая, и какая радость, и польза от тебя?"

Право, "лучше гореть, нежели почивать", потому что в горении жизнь, а в спячке - смерть. И ты жалеешь меня, что я скоро сгорю и перестану жить, но ты, в твоём сохранном бездействии и не начинала существовать, и так и умрешь, не начав. А жизнь пройдёт мимо".

- - - - -

Поетичний куток

Екологія душі

На помiч природi!
Земля наша гине!
Вже дихати важко, кругом все димить.
Отруєнi рiки, озернi глибини,
З кислотними хмарами вiтер летить.

На вищому рiвнi збирають наради,
Шукають шляхи, як планету спасти.
А технiка ставить все новi шаради,
Й пiдкорений атом лиш сiє хрести.

По радiо, в пресi кричать-закликають
Природу спасти i вiдвести бiду...
Ось тiльки чомусь усе бiльш забувають
Сердець екологiю, душ чистоту.

Кругом в атмосферi грiха та неправди
Затруєне людство. Природа душi
В смертельному стані без Божої правди
Зiв’яла i зблiдла в могильнiй тишi.

Спасайте людину!
Духовний Чорнобиль
Грiха iзотопи вже сiє в серцях.
Як часто бувають намарними спроби
Знайти порятунок i правильний шлях.

Спасайте планету вiд диму невiр’я —
Духовного кисню шукають серця.
За хмари зайшло вiфлiємське сузiр’я,
I людство без напрямку йде до кiнця.

Вкажiть їм шляхи, де джерела духовнi
Для спрагнених воду прозору дають.
Це пахощi миру, святi й невимовнi,
Здоров’я i силу по свiтi несуть.

На помiч людинi!
Земля наша гине!
На кожному кроцi неправда гнiтить.
Отруєнi душi i серця глибини,
I людство без Бога у вiчнiсть летить.

Юрій Вавринюк

- - - - -

Церква Христова м. Чернівці


  << Вернуться

1553198 (+128)
29
0
23, 6
(С) 2018, Церковь Христа (Христова) г. Киев.
Комментарии, замечания, пожелания и предложения адресуйте нашему вебмастеру