Мир вам и дому вашему
Поиск по сайту:
Смех и грех (3) 07.02.2009
[ Разное ]

Смех и грех (3)

Предыдущая часть К началу статьи Продолжение

Тем, кто любит много смеяться и побуждает к этому других, предложите объяснить самим себе выражение из Екклесиаста 7:3: «сетование лучше смеха; потому что при печали лица сердце делается лучше», и спросите их, как часто они улучшают свое сердце этим библейским способом? Я не хочу сказать, что невозможны ситуации, где бы смех улучшал сердце. Просто желаю подчеркнуть, что какие-то печальные ситуации могут побуждать нас думать о вечном и размышлять о своей роли в общем замысле Бога.

А сейчас о том, как печаль делает сердце лучше. Это можно объяснять разными способами, но вот реальная история. Когда-то в детстве я слышал, как за закрытыми дверями мой дедушка громко разговаривал с моей прабабушкой. Потом он долго ходил, стараясь скрыть свои расстроенные чувства, а прабабушка просто полдня плакала. Мне было жаль ее, я пытался утешить ее, как только мог. Ее слезы доставляли печаль моему сердцу, что делало его добрее. Долгое время у меня не получалось помочь ей, хотя, наверное, мое поведение было ей приятным. В конце концов, я начал что-то говорить и делать с целью рассмешить ее. Точно не помню, может быть, кривляясь, издавал какие-то звуки, а, может быть, корчил рожи. И это ей понравилось, она поняла, что я делаю и зачем. Вскоре мы вместе смеялись. Хорошо было бы, если бы то печальное, что происходит в нашей жизни, улучшало наше сердце, а не озлобляло его. Хорошо было бы, если бы наш смех приносил облегчение угнетенному сердцу, а не разрывал его.

Можем ли мы своим смехом помочь людям?

Я кое-что перечислю, например: у какого-то человека серьезные физические недостатки или болезнь, трагедия в семье – умер дорогой человек, кто-то крайне беден и не видит перспективы к изменению этого, его несправедливо обижают, его ребенок попал в тюрьму или изменяет супруга, у него глубокое жизненное разочарование и т.д. В общем, представьте, что у кого-то в жизни происходит худшее из того, что бывает с людьми. И вот, если у какого-то человека есть что-то из этого или все названное, можете ли вы ему помочь своим смехом? Да! Если вами сделано и сказано что-то, что ваш смех при этом будет на 100% восприниматься как что-то доброжелательное и иметь целью помочь человеку с облегчением смотреть на свои трудности, иметь целью побудить его радоваться и смеяться, улучшить настроение, когда камнем на душе лежит какое-то бремя, препятствующее жизнерадостности. Если для обеих сторон смех в этом случае служит к утешению - это прекрасно. Но вы ведь знаете, бывает иногда и по-другому. Снова возвращаемся к нашей ситуации, где у кого-либо букет неприятностей, - злорадный смех в таком случае, как и во всяком другом, был бы преступлением. Но и любой смех, который не располагал бы к добру, или любой смех, который мог быть неправильно понят, являлся бы совершенно неуместным. Скорее всего в ответ человек сказал бы или подумал: когда ты вот так смеешься, я чувствую не доброжелательность, а насмешку, меня это обижает. В таком случае, если у смеющегося совесть непорочная, он не скажет обиженному: «это твои проблемы, ты видишь все в испорченном свете», он скажет: «прости, я выбрал не лучший способ, когда пытался смехом помочь тебе».

Но когда между людьми происходит такое: один печален, а другой, находясь рядом с ним, смеется, один печален, а другой смеется, и это повторяется, вспомните, помогал ли таким способом кому-нибудь своим смехом Иисус?

Можем ли мы своим смехом научить человека хорошему?

Смехом можно человека проучить в мирском смысле, где смех заменяет пощечину или неприятные слова. Но пользовался ли Иисус смехом, чтобы таким способом учить людей? Наверное, смех по поводу чьей-то глупости каждым воспринимался бы как насмешка. Если неправильно смеяться над грехом, правильно ли смеяться над глупостью или ошибками?

Можете ли вы, отвечая смехом на злобные действия, влиять на нечестивца, чтобы он стал хорошим человеком? Скорее вашим смехом, в таком случае, вы подтолкнете его к желанию сделать вам что-нибудь такое, после чего вы долго не могли бы смеяться. Но если вы сначала расположите человека к изменению мышления, согласию и дружбе, когда он оценит свои действия как недостойные, примет решение изменить поведение, вы станете дружелюбны, а потом еще вместе будете смеяться счастливым смехом, основанном на добре. Ваш добрый и чистый смех может быть кульминацией вашего учительства, когда вы учите, выражая смехом ваши добрые чувства.

Можем ли мы при помощи собственного смеха научить себя хорошему?

Скорее не самим смехом, а приучая себя к правильному взгляду на вещи, мы приучим себя и к правильным чувствам, которые будут сопровождаться смехом, когда это уместно. Я не вижу в Библии ситуаций, где сам смех делал бы смеющегося мудрее. Хотя может быть другое, например: вы часто смеетесь там, где это не является подходящим, это кого-то обижает, создает напряженность в отношениях, и те, кого ваш смех ранил, могут в свое время заставить вас быть мудрее.

Учил ли Иисус при помощи смеха?

Если бы для детей Божьих смех был подходящим средством против глупости, нечестия, неверия, всякого греха, наверное, Иисус использовал бы смех как достойный метод в исправлении беззакония, однако в Библии этого не видно. Умел ли Иисус достигать цели словом или делом как учитель? О да! И многие этому дивились, и это означает, что если бы Он стал смеяться, у этого была бы подходящая причина и правильная цель. Но мы не видим, чтобы Иисус в каком-нибудь из случаев учил, используя смех. И, наверняка, можно утверждать, что Он не стал бы смеяться с целью оскорбить или поиздеваться и тем самым проучить грешника. И точно также можно сказать о том, что если бы какой-то человек мог воспринять смех Иисуса как насмешку, злорадство или издевательство, Иисус не стал бы смеяться. А мы? Когда мы смеемся, всегда ли мы уверены, что наш смех не воздействует или не воспринимается кем-то как глумление или насмешка. Может быть, это тот случай, когда кто-то мог бы сказать: не моя проблема кто там и почему болезненно реагирует на мой смех, я-то перед Богом чист! Вот что важно, если своим смехом мы даже ненамеренно даем повод кому-то чувствовать себя обиженным, а можем этого избежать, правильно было бы не делать ничего такого, чем может быть обижен брат или сестра.

Хотя смех иногда может иметь конкретное значение и может быть понят недвусмысленно, однако по замыслу Божьему все-таки именно слово имеет предназначение учить и менять сердца людей. Может ли смех делать то же, что и слово - научить, обличить, исправить, наставить в праведности (2 Тим. 3:16)? Если сильно постараться, то, наверное, в каких-то случаях может, как средство, усиливающее какие-то слова. Но из-за многозначности, из-за того, что сам смех может быть неправильно понят, и из-за того, что он отличается от слов по информативности, хотя в каких-то случаях смех весьма красноречив, он все же уступает слову. Поймите правильно, я не против уместного смеха и подходящего юмора, просто сейчас хочу показать преимущество слова перед смехом в плане учительства. Наверное, лучший способ продемонстрировать превосходство слова перед смехом – это показать ситуацию, когда смех вообще при учительстве не приемлем. Представьте себе вечерю Господню при поклонении церкви, когда все это сопровождается юмором, шутками, хохотом: чему это учило бы и понравилось ли бы такое Господу? Время не подходящее – это ясно, но вопрос в другом: можно ли было бы вообще в принципе хоть чему-нибудь хорошему научить хохотом во время вечери Господней?

Представьте себе: Иисус учит апостолов о грехе, избрал для примера человека, который стоит рядом, рассказывает о его нечестии, и чтобы расположить обсуждаемого к раскаянию, смеется над его ошибками, его грехами и недостатками, смеется Сам и подталкивает к этому Своих учеников, и смех использует как средство учительства и побуждения. Что-то не так, не правда ли? Не видно, чтобы в тексте Библии Иисус, апостолы, ученики научали, обличали, наставляли в праведности смехом.

Можно ли шутить или смеяться, проповедуя Евангелие? Да, потому что сам смех, как и слово – средство нейтральное, и все зависит от того, насколько правильно мы ими пользуемся. В применении смеха в учительстве следует быть очень осторожными, чтобы шутки и смех своей притягательностью не подменяли силу истинного слова, чтобы люди, которых мы обращаем в веру, принимали решение не потому, что для них невыносим позор из-за нашего смеха, а потому что они обличены словом Божьим.

Христианство – это ученичество. Давайте учиться пользоваться смехом так, чтобы смех не делал детей Божьих врагами друг другу, но объединял нас во взаимной радости, благочестии и любви.

Предыдущая часть К началу статьи Продолжение

Анатолий Шкрябин


  << Вернуться

1313023 (+543)
41
2
30, 9
(С) 2018, Церковь Христа (Христова) г. Киев.
Комментарии, замечания, пожелания и предложения адресуйте нашему вебмастеру